поиск на сайте:
     

Сми о казачестве

версия для печати
12.04.2013
Последний призыв. Губернатор Зеренков мучительно ищет применение казачьим дружинам

 Итак, губернатор Ставропольского края Валерий Зеренков на заседании правительства призвал казаков бороться с деструктивными сектами. Глава края не уточнил, какие именно организации подпадают под это определение.


Да уточнить он этого и не мог: юридического определения термина «секта» вы не найдете в законе «О свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях». Поэтому совершенно непонятно, с кем будут бороться казаки, какие действия будут считать «подозрительной активностью», на какие «подвиги» их призвал губернатор.
Почему губернатор Зеренков так мучительно ищет, по сути, силовое применение казачьим дружинам, толкая их то улицы патрулировать, то с сектами бороться? То ли государственные структуры у нас ни на что больше не годятся, то ли губернатор полагает, что политика в отношении казачества – это когда здоровые мужики за казенный счет ходят при лампасах и нагайках
.

 

После широкого освещения губернаторской инициативы всерьез забеспокоились представители многочисленных конфессий – легальных, зарегистрированных.
И взволновались не без основания: каким, мол, образом казаки будут различать религиозные структуры, о которых они не имеют понятия, а потому к «деструктивным сектам» они могут причислить кого ни попадя.
Оценку этому заявлению губернатора хотел получить пастор ставропольских адвентистов седьмого дня Алексей Плахота от Алексея Селюкова, Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае. И очень удивился ответу.
Ответ был такой: «Я буду оценивать дела, а не слова».
Похвально, конечно, что краевой омбудсмен знаком с Библией. Однако было бы лучше, если бы он сослался на закон. Чьи дела он будет оценивать? Казачьи? Когда дело у них дойдет до дел, боюсь, что-то оценивать будет поздно.
А вот для губернатора эта бюрократическая инициатива может обернуться целым делом. По крайней мере, в Уголовном кодексе написано, что возбуждение религиозной розни, а также пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, если это совершено публично, считается возбуждением религиозной вражды. А уж если совершено это с использованием своего служебного положения, то и вовсе – наказывается лишением свободы.
Под возбуждением национальной, расовой или религиозной вражды в законе понимается попытка создать конфликты между гражданами разных национальностей, рас или конфессий (религиозной принадлежности).
А чего как не конфликта можно ждать, когда даже губернатор в нужный момент о законе не вспомнил и призывает казаков к неопределенным в правовом поле действиям? Да и подсказать ему, судя по всему, некому.
Пока краевой омбудсмен цитатой из Библии подменяет правовую оценку губернаторской инициативы, казаки слушают лекцию на заданную тему от местного батюшки, получившего «ценные указания» от Московского патриархата, какую религиозную организацию с завтрашнего дня считать сектой.
Поверьте, насчет Уголовного кодекса и федерального закона «О свободе совести» казаки у православного батюшки даже не поинтересуются.
Поручив в свое время казакам охрану границ, сегодня власть уже не знает, для чего их использовать. Если царская Россия, не сумев справиться с подданными, нашла им применение по охране тогдашних размытых государственных границ, то сегодня в этом качестве воинственное сословие применимо быть не может.
Но дух воинственности, похоже, заявляет о себе в рядах возрождаемого казачества. Раньше казаки пахали свои земли, не расставаясь с ружьем за спиной, – в любой момент могли отразить нападение неприятеля. Но и сами казаки частенько участвовали в набегах...
Генетическая казачья память до сих пор хранит потребность защищать свои земли. А возрожденная активность казачьих отрядов ищет государственного применения. Опасная устремленность, которая может обернуться махновщиной, анархией, еще чем-нибудь. Например, перекрытием федеральных автотрасс, пикетированием прокуратуры... С людьми надо работать идеологически грамотно. А дилетанты сегодня не нужны нигде.
Да и казакам землю пахать уже не хочется – гораздо легче сдавать ее в аренду, а самим устроиться в охранное предприятие и охранять свой кусок земли за те же деньги…

 

Елена СУСЛОВА,
выпускница Российской академии госслужбы при президенте РФ,
специалист по государственно-конфессиональным отношениям,
кандидат философских наук по специальности «Религиоведение»

 

Откровенное подстрекательство

 

Чем отличается политик от обывателя? В первую очередь тем, что обязан взвешивать каждое свое слово, прежде чем произнести его на публику. Если есть хоть маленькое сомнение в оценке того или иного события, лучше уж вообще промолчать.
Для всех, кто считает себя политиком и кто стал таковым по чистой случайности (взяли да назначили), это закон. Только не для нашего губернатора, у которого что на уме, то и на языке.
Досадно, но факт. Досадно и обидно потому, что любое заявление первого лица региона является отражением настроений, царящих среди местного населения.
Не то чтобы ставропольский губернатор говорит исключительно невпопад, но в заявлении о борьбе с сектантами ничего, кроме подстрекательства, и прочитать невозможно. Если бы этот пассаж прозвучал из уст обывателя, то здравомыслящие люди покрутили бы пальцем у виска. А вот, по сути, провокационный призыв главы региона растиражировала его пресс-служба, показало местное телевидение...
Обсуждать по существу тут, откровенно говоря, нечего. Однако вопросы к губернатору остаются. Кто такие деструктивные сектанты в его понимании, он вообще может навскидку назвать эти секты? Вряд ли, ведь любой вопрос требует специальной подготовки, которой губернатор себя не обременяет.
Может, сектанты – это люди, исповедующие какую-то определенную, «чужую» религию? А может, под деструктивными сектантами губернатор имеет в виду своих подчиненных, которые не в ладах с законом, а их моральные и нравственные ориентиры не соответствуют облику госслужащего?
Непонятно и то, как именно казакам предстоит бороться с сектантами. Выселять их, пороть нагайками, обращать в другую веру?..
Наконец, вопросы есть и к самим казакам. Мне так кажется, что призыв Зеренкова, казака в пятом поколении, они должны были мгновенно рассмотреть в отделах и пресечь эту дурь, не дать ей распространиться, быть впитанной и воплощенной маргинальной частью людей, которых не зря называют «ряжеными».
Между тем в Белом доме предложение губернатора легко, не вдумываясь, поддержали атаманы, в очередной раз продемонстрировав: отношения с властью для них дороже собственной репутации.
Ведь дружба с власть имущими – это бюджетные деньги, возможность развивать бизнес с опорой на административный ресурс, да просто заполучить дармовые штаны с лампасами, которые обещал пошить губернатор казакам.
Ситуация осложнилась еще и тем, что участником скандала стал Уполномоченный по правам человека в крае Алексей Селюков. Причем в скандал его никто не втягивал, как это вышло с казаками, – в него он погрузился добровольно, ответив адвентистам, взволнованным губернаторским заявлением, весьма странно: «Я буду оценивать дела, а не слова».
Если придерживаться такой логики, то и надписи на заборах в адрес «чужих», и свастика, и призывы бить морды всем неугодным – пока еще не дела, а только слова, а потому, мол, чего тут волноваться вообще?
Логика эта не только лукавая – она дискредитирует сам институт государственной правозащиты, отчетливо давая понять, что ссориться с губернатором ради каких-то там прав религиозных меньшинств у нас не будут.
Остается читать комментарии экспертов, которые, в отличие от сторон, засветившихся в неприглядной для края истории, позволяют себе рассуждать здраво, как подсказывает им опыт и совесть. Читать и делать выводы.

 

Олег ПАРФЁНОВ

 

Из семян злости добрый плод не вырастет

 

Губернатор доверил толкование библейских заповедей казачьим атаманам

 

Губернатор Валерий Зеренков поручил казакам заняться сектами и выявлять деструктивные силы. Таким образом будет поставлен заслон проникновению в край «опасных учений». В Европе в средние века «опасные учения» от неопасных отделяли постулаты Фомы Аквинского и вдохновение святой инквизиции.
Губернатор доверяет толкование библейских заповедей атаманам и поручает докладывать ему по телефону о выявленных непорядках. А уж он-то поставит на путь истинный заблудшего кришнаита и дзен-буддиста и затесавшихся к ним в компанию иеговистов.
Даже если сделать поправку на неизбежный в любом заявлении регионального лидера элемент популизма и дешевой демагогии, губернаторская инициатива не может не настораживать любого здравомыслящего человека.
Прежде всего бросается ее, скажем так, «перпендикулярное» отношение к закону. Конституция России гарантирует каждому свободу совести. Гражданин вправе самостоятельно решать, во что и как ему верить или же не верить вообще.
С какой стати казаки, представители одной, православной конфессии, получают полномочия интересоваться делами в любой другой конфессии? Реализация губернаторской инициативы означает не что иное, как разжигание межрелигиозной розни. Никаких других плодов, кроме злобы и ненависти, из этих семян прорасти не может.
Кроме того, создается впечатление, что власти, не зная, что делать с казаками, старательно подыскивают им работенку. Возьмем казачьи патрули под видом ДНД, охранников в ставропольской мэрии, казачьи посты на дорогах.
Все это имеет такое же отношение к подлинному возрождению казачества, как количество звездочек на самодельных погонах к воинским званиям.
Как мы знаем из истории, казаки всегда были сначала землепашцами, а потом уже воинами, вынужденно дополнявшими плуг карабином, чтобы защитить свою землю от непрошеного гостя.
В карабинах давным-давно нужда отпала, а землю у казаков отняла советская власть. Земля эта, политая кровью и потом предков нынешних не по своей воле игрушечных казаков, казачеству до сих пор не возвращена.
Но чтобы сословие казачье реально возродилось, оно должно вернуть свои земли.
Вот чем должны бы заниматься власти, если они искренне заинтересованы в том, чтобы возродилось самобытное сословие независимых тружеников, способных постоять за себя и за родину.
Но вместо этого устраиваются игрища, втягивая людей в опасные и противозаконные авантюры.

 

Василий КРАСУЛЯ,
член Союза российских писателей

 

В объятиях хоругвеносцев

 

Охота на сектантов ничего не даст, пока в нашем бездуховном обществе будет устойчивый спрос на «новых мессий» и шарлатанов

 

В прошлый понедельник на планерке в краевом правительстве речь зашла о сектах. В чиновном собрании тема возникла не случайно: за день до заседания по краевому ТВ показали сюжет о действовавшей в Ставрополе деструктивной секте неопятидесятников «Берег надежды». Сотрудники ФСБ «накрыли» ставропольское отделение, которое разместилось в трех особняках на улицах Пархоменко, Тельмана и Астраханской.
Сюда из разных городов приезжали алкоголики, наркоманы, бывшие заключенные – люди в основном молодые, одурманенные яркой рекламой «духовного спасения». У них сразу забирали паспорта и сберкнижки и начинали промывать мозги, запрещая покидать территорию приюта и даже обращаться к врачу. Руководитель «Берега надежды» Дмитрий Абдурахманов (кстати, ранее судимый) использовал людей, как рабов: заставлял их работать на стройках грузчиками и землекопами, а денежку клал в карман.
История «Берега надежды», которую напомнили на планерке, до глубины души возмутила губернатора Валерия Зеренкова. И он тут же отдал распоряжение двум приглашенным на совещание краевым казачьим атаманам – реестровому и нереестровому. Чтобы, мол, теперь с сектантами на Ставрополье боролись казаки.
«Если знаете, что где-то началась подозрительная активность, ставьте в известность полицию, звоните на мой телефон!» – заявил Зеренков. Оба атамана взяли под козырек.
Кто будет спорить, активность сектантов на Ставрополье постоянно возрастает. А вместе с ними все наглее себя чувствуют всевозможные экстрасенсы, целители, гадалки, псевдоученые, уфологи и прочие шарлатаны...
Все они обещают сотворить чудо щелчком пальцев, исцелить от всех хворей, вернуть веру в себя. А нашему человеку того и надо – на протяжении десятилетий власть вытравливала из него самостоятельность, оставалась только вера в чудо – в волшебную таблетку, халяву на лотерее, божественное провидение...
Вы включили телевизор: по всем каналам в прайм-тайм крутят «Битвы экстрасенсов» и «Тайные знаки». Поневоле под таким жутким напором любой спасует, потеряв границу между реальностью и телевымыслом, между истинной духовностью и сектантскими мантрами.
Жаль, что на заседании у Зеренкова не прозвучал другой факт. В ночь на 19 марта неизвестные обезобразили ворота Успенского Второ-Афонского монастыря: нарисовали несколько пятиконечных звезд и написали: «Бога нет» и «Атеизм есть ум». Вот об этом бы случае вместе с казаками поразмыслил губернатор, на публику пекущийся об устоях веры.
Может, это тоже какие-нибудь сектанты вытворили, иеговисты или кришнаиты?! Или, скорее, куражливая молодежь, которой сейчас всё едино – что гадалки, что монахи. Диагноз этого поколения – полная бездуховность и безверие. Поэтому молодые граждане с такой легкостью, особо не противясь, оказываются в цепких лапах сектантов.
Очевидно, Зеренков искренне переживает по поводу засилья на Ставрополье сектантов. Но наивно полагать, будто бороться с этой социальной «чумой» можно тотальными запретами, развернув очередную широкомасштабную «охоту на ведьм».
Ну пересажаем мы всех сектантов или экстрасенсов – так завтра появятся новые, ведь пока у общества есть спрос на услуги «индустрии чудес», будет и предложение.
А спрос будет, покуда в стране не появится собственная национальная идея. Не тот охранительный суррогат, что предлагают нам под видом «хоругвеносных дружин» и «храмов шаговой доступности». России нужна полновесная идеология, позволяющая искренне гордиться своей страной, а каждому ее члену – чувствовать себя самодостаточным, полноправным гражданином, от которого зависит государство, а не он от государства.
Только вот предложение, озвученное Зеренковым, этот момент вовсе не приближает, а, наоборот, отдаляет. Православный консерватизм, на который так истово упирает губернатор, разделяет, по всем соцопросам, не более 55% жителей края, а только лишь неверующих и нерелигиозных 35%. Так, может, именно из атеистов или, напротив, из верующих мусульман и стоит формировать «сектоборческие» патрули?! А в том, что такие скоро появятся на улицах Ставрополья, сомневаться не приходится, ведь карт-бланш на очередную «охоту на ведьм» дал сам губернатор...

 

Антон ЧАБЛИН

 
 
читать все

  

 

КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К БУДУЩЕМУ ГОСУДАРСТВЕННОМУ КАЗАЧЕСТВУ?
Положительно, потому что казачество есть историческая основа украинской государственности
Положительно, потому что казачество будет выполнять ряд функций, в том числе и по охране общественного порядка, до которых у государства не доходят руки
Положительно, потому что казачество – самая многочисленная и организованная неполитическая структура может принести много пользы государству, но для этого им нужна мотивация со стороны государства
Отрицательно, потому что это лишняя нагрузка на бюджет
Отрицательно, потому что казацкие организации такие же общественные организации, как экологические, спортивные и не справедливо будет выделять их среди других
Отрицательно, потому что современные казаки еще ничего не сделали для Украины, чтобы им давать статус госслужащих
Нейтрально, мне все равно
Нейтрально, если казачество действительно влиятельная организация, она сама добьется статуса, а если нет – то они и не заслуживают этого




 

Курсы НБУ на сегодня


Праздники Украины

Полезные ссылки:

Трудоустройство в Украине

Справка в Запорожье

вы наш
бесплатный счетчик посещений
посетитель 

 

 

                       

Ваш e-mail:
2010 Все права защищены. Перепечатка материалов в сети, цитирование только с ссылкой на wwww.kvzn.zp.ua «Казацкое Войско Запорожское Низовое».